Возникновение термина каратэ

От начального периода развития кэмпо на Окинаве не осталось ни имен учителей, ни названий приемов, ни каких-либо подробностей. Только несколько протоколов допросов, попавших в руки самураев, питомцев «школ в зарослях». Достоверно известно лишь то, что окинавцы не раз посылали своих представителей для обучения кэмпо в Китай. Эта традиция сохранилась и позже, в XVIII—XIX веках, когда бесчинства самураев в основном прекратились.
Так, в 1722 году с континента вернулся домой мастер Сакугава, посланный тайным обществом из Сюри для совершенствования техники рукопашного боя и владения подручным оружием. По возвращении он стал преподавать постигнутые им приемы, назвав свое искусство «каратэ-но-Сакугава». Это был первый случай употребления термина «каратэ». В то время «каратэ» переводилось как «китайское искусство рук». Однако другие наставники того времени употребляли преимущественно термин «Окинава-тэ», что означало «руки Окинавы».

Примерно в 1-830 году мелкий окинавский чиновник («бучо») Сокон Мацумура отправился в Китай на несколько лет по приказанию самого окинавского короля с целью изучения шаолиньского кэмпо во всех подробностях. Неизвестно, у кого он там учился, но поездка оказалась весьма успешной. Вернувшись домой, Мацумура основал в Сюри школу под названием «сёрин-рю-гококу-но-каратэ», что в переводе означало «китайское искусство рук в стиле Шаолинь, предназначенное для защиты отечества». В 1848 году руководителем всех тайных обществ Окинавы на состоявшемся подпольном собрании признали Мацумуру наиболее сведущим наставником кэмпо. К нему стали направлять под видом писцов наиболее способных молодых учеников. Самыми знаменитыми из них стали впоследствии Анко Азато (1827—1906) и Анко Итосу (1830—1915). В середине XIX века на Окинаве долго жил китайский военный представитель («атташе») Вэй Синь-цзян, мастер шаолиньского кэмпо. У него было несколько учеников среди местных жителей, из которых наибольшей популярностью пользовался Канрё Хигаонна (1825—1915).

С 1722 по 1848 год термины «тэ», «окинава-тэ» и «буси-но-тэ» мало-помалу уступили место термину «каратэ». Вышли из употребления также названия, обозначавшие три основные разновидности «тэ» отдельных районов острова. При этом стиль «томари-тэ» был полностью поглощен стилем «наха-тэ». Постепенно стали употребляться лишь два общих названия: Сёрин-рю (что означает стиль Шаолинь) и Сёрей-рю (стиль «Просветленная душа»). В первом использовались приемы для худощавого человека, делающего ставку на скорость, финты и уклоны. Второй стиль — для людей крепкого телосложения, обладавших большой физической силой. Стиль Сёрей-рю являлся достаточно эффективной системой самозащиты, но ему не хватало подвижности более скоростного Сёрин-рю, что нередко приводило к тяжелым ранениям или гибели в столкновениях с вооруженными мечами самураев.
В 1871 году Япония начала вводить на Окинаве свое законодательство, административную систему и систему образования. Это встретило ожесточенное сопротивление местных жителей. Начался новый период беспорядков, бунтов и убийств, заметную роль в которых сыграли представители обоих стилей каратэ. Столкновения показали определенное преимущество мастеров стиля Сёрин-рю. В частности, превосходство тактики финтов и уклонов над жесткой блокировкой блестяще доказал ученик Мацумуры Анко Азато, победивший на поединке лучшего японского фехтовальщика на Окинаве Тосиаки Кирино.

В 1879 году японцы увезли окинавского короля в Токио в качестве заложника, а королевство превратили в одну из префектур. Эпоха рукопашных схваток между окинавцами и самураями закончилась. Этому способствовали буржуазные реформы 1872 года, в результате которых самураи лишились привилегий и были уравнены в правах с другими сословиями. Однако тайные общества на Окинаве сохранились, и члены их продолжали упорно заниматься каратэ, хотя делали это уже не ради партизанской борьбы, а преимущественно по религиозно-философским соображениям.