Тайные общества против самураев

Поднять всеобщее народное восстание против японцев окинавцы не смогли. Однако они убивали сборщиков налогов, нападали на мелкие отряды самураев. Поэтому в 1669 году японский наместник указом подтвердил запрет Сё Сина на владение оружием, запретив вдобавок изучение воинских искусств. В соответствии с этим указом самураи стали проводить регулярные «катана-гари» («охота за мечами»), то есть операции по выявлению у населения оружия и любых предметов, которые можно использовать в этом качестве. Тех, у кого находили хотя бы металлический гарпун, серп или бритву (не говоря уже о мечах и копьях), немедленно казнили.

В ответ разрозненные до той поры группы сопротивления объединились в несколько тайных антияпонских обществ, поставивших своей целью систематическую борьбу с наиболее оголтелыми представителями оккупантов. Стержнем своей деятельности члены тайных обществ сделали усиленные занятия китайским кэмпо.

Первоначально таких обществ было три (в Сюри, Наха и портовом городке Томари, впоследствии слившемся с Наха). Соответственно на Окинаве возникли три местных варианта кэмпо, получившие названия «сюри-тэ», «томари-тэ» (эти два стиля являлись более жесткими, ударные приемы в них резко преобладали над борцовскими) и «наха-тэ» (более мягкий стиль, основанный преимущественно на захватах, бросках, удушениях и т. д.). В столкновениях с самураями членам тайных обществ приходилось иметь дело с великолепно тренированными воинами-профессионалами. Сказанное объясняет тот фанатизм и суровость, с которыми готовились к поединкам народные мстители.

Тренировки в обстановке полной секретности, в уединенных, безлюдных местах, нередко по ночам. Разминание пальцами вязкой глины для развития «мертвой хватки». Удары с привязанными к запястьям и лодыжкам камнями (когда отягощение снималось, скорость и сила ударов возрастали). Отработка с особым старанием быстроты реакции, координированности движений и чувства дистанции (для этого во весь дух приходилось бегать вниз по крутым склонам, заросшим деревьями, увертываясь на ходу от стволов и сучьев). Отработка ударов по падающим листьям и летящим насекомым…

Затем была изобретена макивара, то есть вкопанный в землю деревянный брус, верхний конец которого обматывался рисовой соломой. Под ударами макивара пружинила, но не ломалась. На ней можно было закалять руки и ноги, упорной практикой превращая их в живые мечи и копья, отрабатывать сокрушительные удары по любой траектории. Это окинавское изобретение вызвало подлинный переворот в характере боевой подготовки. Ведь тренироваться с его помощью можно в домашних условиях, в любом дворе или сарае.
Именно тогда появился на свет девиз «Одним ударом — наповал!» Этот единственный удар должен пробить шлем или панцирь. Отсюда берет начало укоренившаяся в каратэ практика разламывания твердых предметов: досок, брусьев, кирпичей, черепицы. Все это своего рода проверка мощи ударов.

Схватки с самураями показали и то, что оружию все-таки лучше всего противопоставлять не собственное тело, а другое оружие, хотя бы самое примитивное. Поэтому окинавцы научились виртуозно использовать так называемое «подручное» (или «малое») оружие — «кобуки», в качестве которого использовались орудия труда и быта: шесты длиной 2—2,5 метра («бо»), укороченные цепы для молотьбы риса («нунтяку»), рукоятки жерновов («тонфа»), цепи («кусари»), косы и серпы («кама»), вилы и гарпуны («сай») и так далее. Технику владения этими предметами совершенствовали тоже по китайским образцам.