Мэн Чжан

Слухи о преимуществах нового метода достижения просветления, более быстрого и увлекательного, чем бесконечные молитвы и зубрежка наизусть текстов священных книг, быстро распространились по всему царству Вэй. Вскоре хлынул настоящий поток желающих следовать новому учению. Бодхидхарма вынужден был производить очень строгий отбор. Но тем не менее каждое утро многочисленные просители торопились к воротам монастыря, ожидая решения своей участи. Легенда гласит, например, что Хуэй Кэ, ставший впоследствии ближайшим учеником патриарха и его официальным преемником, ждал, сидя в снегу, целую неделю…
Однако среди новичков встречались и такие личности, которых спасение души волновало меньше всего. Им просто надо было укрыться на время подальше от людских глаз. Именно так обстояло дело с Мэн Чжаном, предводителем отряда наемников, прозванным «Мэн — рыжий лис» за свою хитрость.
Мэн надеялся пересидеть в монастыре некоторое время, чтобы потом в подходящий момент предложить какому-нибудь князю свои услуги для очередной усобицы. В Шаолинь по-прежнему охотнее всего брали крепких мужчин, знакомых с военным делом (Хуйэ Кэ, например, раньше был солдатом). Поэтому Мэн Чжана и его приспешников приняли без разговоров. В монастыре благодаря правильно избранной линии поведения они постепенно заняли все ключевые посты. Мэн даже стал настоятелем монастыря!
Видимо, он в самом деле проникся идеями Бодхихармы и достиг просветления. Во всяком случае навсегда остался верен Шаолиню. Мэн изгнал оттуда бывших соратников, когда они предложили ему ограбить монастырскую сокровищницу и сбежать. Не зная ни сна, ни покоя, он действовал около 30 лет. За это время ему удалось собрать в монастыре огромные богатства и установить порядки, сохранявшиеся несколько веков после его смерти.
Мэн Чжан остается одной из самых значительных фигур в истории Шаолиня и шаолиньского кэмпо. Будучи профессиональным воином, он отлично владел различными воинскими искусствами, в том числе приемами самозащиты без оружия. Ознакомившись с комплексом приемов Бодхидхармы, он его видоизменил, дополнив чисто китайской техникой самозащиты. В результате арсенал системы «Шиба-лохань-сё» стал насчитывать 72 приема, а не 18, хотя название осталось прежним. Кроме того, Мэн обучил монахов виртуозно использовать в поединке внушительный восьмигранный посох, окованный по концам металлом. С того времени техника владения посохом является неотъемлемой частью шаолиньского кэмпо. Мэн Чжан ввел также особую систему отбора послушников, которая благодаря своей эффективности применялась в Шаолине вплоть до XVIII века, детально разработал достаточно суровые правила жизни монашеской общины, главной идеей которых было беспрекословное подчинение младших старшим и четкое распределение повседневных обязанностей.