Глубокий колодец Шаолиня

Вот нога внезапно ощутила пустоту. Это западня, глубокий колодец! Если бы мастер сделал обычный шаг, то свалился бы в него. Но благодаря интуиции, развитой в бесчисленных тренировках, он предугадывал опасность и сохранял равновесие. Провал обходили сбоку по такой узкой кромке, что двигаться можно только на пальцах. Одно неверное движение и упадешь. А где-то на середине обхода идущего поджидал острый клинок, торчащий в стене. Приходилось пробираться на корточках, иначе он вонзится в тело.
Дальше испытуемого поджидала еще добрая дюжина столь же коварных и смертельно опасных ловушек. В одном месте сверху внезапно падал огромный камень и надо было успеть вовремя отскочить. В другом, стоило задеть шнурок, натянутый поперек прохода и совершен но невидимый в темноте, как из стены выскакивало копье или валилось огромное бревно. Можно было запутаться в хитроумно расставленных сетях, попасть головой в петлю, ногой или рукой в ужасный капкан и т.д.
Наконец появлялся какой-то тусклый свет. Несомненно, он указывал направление. Но куда? Во всяком случае, мастер хорошо знал, что нельзя пристально всматриваться в этот отблеск. В условиях полной темноты даже слабый источник света завораживает, манит к себе, заставляет невольно двигаться быстрее. Поэтому мастер удваивал и утраивал бдительность. И не зря! Почти в самом конце узкого прохода его поджидала еще одна глубокая яма. Дальше пути не было. Сбитый с толку человек принимался за поиски. В конце концов он находил в стене какую-то узкую дыру и залезал туда. Протискиваясь все глубже, его охватывали сомнения. Правильно ли это? Ибо лаз становился все уже и уже. Но, собрав всю свою волю в кулак и прибегая ко всевозможным ухищрениям, он в конце концов выбирался наружу и оказывался в нешироком, но длинном помещении, освещенном парой свечей (лаз соединял первый подвал со вторым).